Путь к себе через Бучу

4 апреля весь мир потрясли кадры из украинского города Буча.

Кто знал месяц назад, где это вообще? Кто два месяца назад здесь в Испании не ошибался, принимая украинцев за русских? Кто не считал всех, кто говорит по-русски, русскими же?

Западный мир внезапно очутился в ситуации тотального незнания и тотального изумления. Кто такие эти русские? Неужели все вот эти парни, которые пили сангрию и ели хамон на террасах, восхищались морем, закатом, морским бризом, обсуждали картины Пикассо, теряли дар речи при виде Саграда Фамилия и неосязаемой призрачной чистоты неба над скалами Монтсеррат, неужели они и есть те самые хладнокровные и одновременно безумные убийцы и палачи мирной жизни в Буче, Гостомеле, Мариуполе и сотнях других мест в Украине? Стране, которую западный обыватель так долго от России практически не отличал.

Мне, как русскому, и более того, русскому патриоту осознавать крах образа своего народа как миролюбивого, доброго, умного и неспособного на жестокость, особенно тяжело.

Но не поговорить об этом нельзя. Пусть разговор будет болезненным и фрустрирующим. Главное, чтобы он был не напрасным.


Я не скажу ничего нового сейчас, утверждая, что русские бывают разными. В каждом народе есть свои гении и свои убийцы. Но в случае с русскими есть кое-что еще, о чем мы, живущие на Западе прекраснодушные политические эмигранты, предпочитаем забывать. Дело в том, что между нами, между моими 20% сограждан, которые имели личную смелость сказать в интервью социологам, что они против войны и остальными 80%, которые эту войну – вольно или просто потому что так спокойнее ответить – поддерживают, лежит огромная пропасть. Для начала обычные цифры статистики. Только у 28% россиян есть документ, который в принципе разрешает выезжать за границу – загранпаспорт. Граждане Испании, живущие внутри открытого Евросоюза, обладают роскошью узнавать другие культуры, других людей, вообще не нуждаясь в подобном разрешении на перемещение. Но и из этих 28% счастливых обладателей права на путешествия в демократические страны, тот же Евросоюз, выезжает не более десятой части. Основной поток россиян посещает Абхазию, Турцию, Египет и ту же Украину. Поэтому те русские, которых знаем мы здесь и те русские, которые составляют подавляющее большинство моего народа, часто не похожи друг на друга примерно во всем, от образования до привычек пользования санитарными удобствами. На Запад приезжают самые образованные, самые успешные, самые свободные люди России.


Представьте, что у вас нет денег на авиабилет даже в Мадрид (и это не преувеличение – большинство россиян не бывало в Москве), что ваша жизнь достаточно тяжела, и одним из надежных источников заработка является вербовка на контракт в армию, ведь это – шанс получать достойную зарплату и в итоге купить квартиру в льготную ипотеку. Представьте, что большинство ваших друзей увлекаются не театром или горными лыжами, а распитием спиртных напитков и употреблением наркотиков. Представьте, что в вашей школе преподают не высокооплачиваемые специалисты, а неудачники, которые не смогли найти себя в чем-то более престижном (да, да быть учителем государственной школы в глубинке России это низкооплачиваемая отверженная профессия). И преподают они вам свои обиды на более успешных сверстников, которые смогли уехать в Москву или Европу, пещерный национализм и тоску по былому величию советской империи. При этом телевизор бесконечно выдает проповеди о величии страны, могуществе армии и сжимающемся кольце врагов, которые только и мешают процветанию всех и каждого. Рано или поздно вы научитесь винить в своих неудачах не себя, а своего заграничного – далекого или близкого соседа. Или даже соседа реального, с которым вас связывают общее детство и воспоминания, но который стал более успешен. Это тот же комплекс реванша и униженности на уровне обывателя, который толкал немецких рабочих и лавочников в объятия нацистской идеологии в начале 20 века. Сейчас этот путь проходит Россия.


Путин предложил необразованному, небогатому, абсолютно нетолерантному ко всему чужому, полному зависти и ненависти обывателю, невообразимое чувство величия и возмездия. Ощутить себя вершителем судеб сразу же после того, как был никем и никем не мог стать в своем маленьком городке в Сибири или на Кавказе, ощутить себя Богом, которому подвластны чужие жизни, — от этого ощущения до буквального распоряжения чужой жизнью по своему усмотрению – всего один короткий шаг. Бедность и зависть к богатству «глубинных русских» проявляется в буквальном шторме мародерства и насилия, которое, кажется, воюющие армии изжили как позор и бесчестие.


Буча – это исход всего гнусного и аморального, что есть в забитом русском человеке и что мы, «люди с честными лицами», оппозиция, предпочитали так долго не замечать.

Теперь у нас всего два выхода. Или совершить национальное самоубийство, признав, что мы плоть от плоти, кровь от крови, они же и в глубине каждого живет шовинист и нацист. С таким признанием невозможно жить ни одному моральному человеку, и многие, к кому этот ночной кошмар русского менталитета явился внезапно, уже в буквальном смысле расстались с жизнью. Для меня лично это неприемлемо. Европу ждет очередная, очень мощная волна российской эмиграции. Миллионы русских, которые уже никак не могут согласиться с душным режимом неосталинизма, покинут страну. Они не найдут много счастья на Западе, где русский станет именем нарицательным, где невозможно ни открыть счет, ни начать свое дело, ни получить убежище. И им останется либо раствориться в великой европейской семье народов, ассимилировавшись и отрекшись от своего имени и языка.


Либо стать основой нового народа. Как народ Моисея, который сорок лет скитался по пустыне, но в итоге пришел в землю обетованную, так и русским предстоит свое тяжелое путешествие сквозь испытания, штормы, жизнь в бедствиях и изгнании с тем, чтобы однажды вернуться. Став сильнее, мудрее, не утратив знаний и потрясающей культуры, и искусства. Вернуться в нужный момент, чтобы в веке средневековья и тирании засиял маяк просвещения и свободы.

Я на это надеюсь. Я в это верю. И я прошу уже просвещенную и уже толерантную Европу также быть уже мудрой и не отталкивать нас.


Оригинал статьи на испанском языке в "El Independiente"