Денис Билунов о Конвенте российских гражданских сообществ в Европе

3-4 июля в Праге состоялся “слёт” россиян-активистов, живущих в Европе и выступающих против войны и путинского режима. В программе мероприятия, которое называлось “Free Russians Network:

"I Конвент российских гражданских сообществ в Европе", - доклады о будущем устройстве России, о ее внешней политике и о том, чем покинувшие страну россияне могут помочь оставшимся на родине. Второй день ивента был посвящен “футурологическим воркшопам” на общую тему - какое будущее хотят построить российские гражданские сообщества.


За несколько дней до мероприятия независимый журналист Даниил Кислов взял это интервью у одного из организаторов Конвента, инициатора создания https://www.facebook.com/groups/951685019071511/ Пражского антивоенного комитета, докторанта Карлова университета Дениса Билунова.


*


- Слово «конвент» отсылает нас куда-то в конец XVIII века, к национальному Конвенту периода Великой Французской революции. Это намеренный выбор термина и отсылка к каким-то революционным переменам? Или конвент — это просто в том смысле, что какое-то сообщество или какая-то группа людей?


- В моём понимании современного русского языка и его новейших тенденций слово “конвент” часто используется для описания неформальных собраний и людей, связанных какой-то темой. Ну, не знаю, конвент любителей русской фантастики” или “конвент собаководов” и так далее. В общем, большинство людей, которые меня окружают, они воспринимают слово «конвент» в этом смысловом ряду.


Из ста человек, которые уже видели это название, только два или три задали мне такой же вопрос, какой сейчас задал ты. Думаю, что в целом нас понимают правильно и не ищут [тут] масонов или каких-то французских революционеров. Просто воспринимают это именно как неформальный синоним слова «конференция».


- С начала войны Прага уже во второй раз оказывается местом проведения довольно серьёзной оппозиционной политической акции. Первый раз, в конце марта, вы организовали большой митинг https://www.svoboda.org/a/v-prage-proshla-rossiyskaya-antivoennaya-aktsiya-v-podderzhku-ukrainy/31771971.html  русскоязычных пражан - открыто антипутинский и антивоенный. Грядущее мероприятие является продолжением или каким-то развитием этой истории?


- Ну, конечно, это связанные вещи. Потому что с началом войны стало быстро складываться сообщество людей, более или менее сходных по взглядам, по эмоциональным реакциям на происходящее. И главное - большинство этих людей так или иначе были вовлечены в процесс помощи беженцам [из Украины], которых здесь достаточно много. И когда люди заняты каким-то делом, это как-то их быстрее объединяет и позволяет думать над тем, что они вправе манифестировать свою позицию более открыто. Необходимость объединения возникла естественным образом, буквально на глазах.


Я, кстати говоря, за неделю до мартовского митинга очень сомневался, что из этого что-то получится. Но вот новые участники, у которых даже особенного активистского опыта до этого не было, настаивали на том, что это надо сделать, и я этому требованию подчинился и, в общем, включился в этот организационный процесс. И то, что у нас получилось, значительно превзошло ожидания (по данным полиции, в мартовском митинге в Праге приняло участие 3000 человек. - прим. ред.).


Потом наше сообщество стало дальше развиваться, стало приобретать формальные черты. Потому что возникла необходимость, например, для сбора средств иметь счёт в банке и так далее. Мы стали планировать уже юридическую регистрацию. Соответственно, для того, чтобы решения принимались более демократическим путём, более процедурно понятно, открыто, нужно было выбрать совет и так далее. Вот.


Идея организовать международный слёт появилась, когда стало понятно, что те, кто давно этим занимается, то есть, форум «Свободная Россия», Каспаров, Ходорковский, они… При уважении к их позиции и нисколько не противопоставляя наши усилия их усилиям, мне кажется, что они как раз эти новые веяния не очень чувствуют. Потому что еще не произошло их связки с теми людьми, которые в Европе и по всему миру, как минимум, выходят на акции, занимаются вот новым антивоенным активизмом. Судя по всему, они всё-таки не очень этот формат понимают. Для того, чтобы она, эта связка, произошла, видимо, надо нам самим предпринять усилия. И вот мы решили их предпринять. Поэтому мы с этой идеей выступили, и на неё отозвалось довольно много подобных нашей групп из других стран Европы. В общем, порядка 15 стран получается, но там достаточно много из Германии, поэтому групп больше (около 20).


- Это группы людей, которые точно так же, как вы в самом начале, почувствовали свою ответственность и желание помогать украинским беженцам, объединены только по этому принципу?


- Что касается помощи беженцам, то самый большой удар тут приходится на Польшу, конечно: достаточно посмотреть на цифры. И, соответственно, там тоже много крупных организаций, которые очень масштабно помогают украинским беженцам. Но в той или иной степени, конечно, во всех странах эта работа идёт. Хотя, разумеется, тех, кто находится подальше -  в Испании, во Франции - эти процессы затрагивают меньше. Там занимаются организацией митингов с бело-сине-белыми флагами, работой по оказанию помощи тем людям, которые убегают из России. Естественно, речь идёт, прежде всего, о тех, кому в России угрожала опасность и которые, оказавшись в тяжёлой ситуации, вынуждены были очень быстро оттуда перемещаться.


- Что означает бело-сине-белый флаг, с которым вы выходили на митинг в Праге 26 марта?


- Идея нового флага возникла спонтанно и одновременно как минимум в двух местах. Идея убрать красную полосу [с российского флага] и, соответственно, символически таким образом отгородиться, дистанцироваться от войны. У нас есть такой достаточно известный культурный организатор и художник Антон Литвин, он предложил просто прямо оторвать красную полосу, устроить такой перформанс. Но большую популярность в мире — и теперь она уже более или менее является стандартом — получила идея перекрасить красную полосу в белую. Поскольку эта война стала для всех шоком, то естественно, что символическое осуждение этой агрессии и разрыв с путинской страной, которая начала эту агрессию, выражается именно в использовании такого символа. Я думаю, что в этом секрет популярности. Потому что идея, она прямо оказалась вирусной такой. Она была быстро прямо воспринята во всех странах мира.


- Если бы о вашем конвенте рассказывало какое-нибудь российское патриотическое издание, то они бы написали так: «Русофобы-эмигранты разорвали российский флаг и хотят решать судьбу российского народа. А кто им дал на это право?» Как вы бы ответили на такой вопрос?


- Я бы предложил посмотреть на это с другой стороны.

Дело в том, что в Европе, в Европейском Союзе и вообще в мире живёт значительное количество… ну тут даже не так легко определить, кого: русских, россиян, людей с русскими паспортами. Потому что понятно, что дальше начинается уже уточнение. Допустим, у людей, которые этнические татары, там будут свои оговорки, у этнических русских, но не из России, будут другие уточнения. Но факт, что это как минимум несколько миллионов человек, которые живут вне России, но тем не менее по каким-то причинам свою связь с Россией ощущают — по гражданству, по языку, по факту рождения, ещё по каким-то, может быть, причинам. В этой среде очень много людей, которые категорически не приемлют то, что сегодня происходит, имеют огромное желание каким-то образом заявить о том, что они не просто это осуждают, а вообще порывают с этим, то есть они не имеют ничего общего с путинской Россией.


Прежде всего, сегодня речь идёт о том, чтобы между этими людьми установить какой-то диалог. И дальше возникает вопрос: можем ли мы каким-то образом повлиять на то, что происходит в России, хотим ли мы этого. Например, наверное, можно ставить вопрос таким образом, чтобы это [движение] было признано Европейским Союзом. И не случайно поэтому к нашему мероприятию с интересом относятся и представители евроистеблишмента. Одним из главных спикеров у нас является Андрюс Кубилюс, это бывший премьер-министр Литвы, и он сопредседатель Европейской парламентской ассамблеи Euronest.


Я знаю, что эти процессы, происходящие в среде русской иммиграции в Европе, вызывают у европейских политиков - и в Чехии, и в Польше, и в Германии - интерес, за нами наблюдают, и им важно, что мы скажем. И поэтому надо этот диалог каким-то образом развивать.


Я думаю, что если такое наше взаимодействие наше во что-то оформится, если мы будем представлять из себя не просто аморфную массу людей, каждый из которых индивидуально хочет выразить свою позицию, а если это будет какая-то более-менее влиятельная сила, то у неё будет много возможностей и для того, чтобы и лоббировать поддержку Украине; и для того, чтобы помогать тем, кто стремится уехать из России; и, в конечном итоге, может быть, и влиять даже на то, что происходит в самой России.


- Каспарова и Ходорковского не будет. А кто будет? Какие ключевые, известные персоны приедут на конференцию?


- Наиболее известный из спикеров, помимо Кубилюса, - это Владимир Милов. Он многолетний соратник Алексея Навального, а когда-то давно был заместителем министра ещё в правительстве Касьянова. Евгению Чирикову все знают: это известный экологический активист, в прошлом защитница Химкинского леса. Но сейчас она живёт в Эстонии и занимается крупным информационным проектом, который следит за ситуацией в России, называется Activatica.org. Будет и правозащитница Ольга Романова из Берлина, она - руководитель известного проекта «Русь сидящая».

Сейчас решается вопрос об участии Карины Москаленко, это один из ведущих российских юристов, которая уже много лет занимается взаимодействием с европейскими судебными структурами в Страсбурге и ведёт множество сопутствующих проектов. Она подтвердила своё, как минимум, заочное участие.


У нас тут, в Праге, тоже есть достаточно известные люди в русском политическом сообществе за границей: Александр Морозов, Иван Преображенский. Поэтому я думаю, что мероприятие будет достаточно представительное.


Впрочем, мы сознательно не стремились специально звать каких-то людей со звучными именами. Потому что нам хотелось собрать в первую очередь представителей как раз вот новых этих гражданских инициатив в разных странах и чтобы они не оказались в тени громких имён. Наша главная цель — дать возможность этим новым группам рассказать о себе, поделиться своими идеями.


В этом смысле я чрезвычайно признателен соорганизатору нашей конференции - Анастасии Сергеевой, представляющей варшавские организации Фонд WAT и Ассоциацию “За свободную Россию”. Настя, как организатор, ценна именно тем, что умеет работать с документами и подтягивать людей. Без ее участия нам не удалось бы собрать столько людей из Германии, Швеции и Норвегии.


- Какую форму в итоге может принять это объединение или движение? Форму только таких периодических конференций или может превратиться в какую-то организацию, какой-то союз?


- Люди в современном мире очень настороженно относятся к попыткам записать их в какие-то структуры. К примеру,  этот скандальный шлейф, который возник после разговоров о паспортах «хороших русских», не очень удачно презентованных на Вильнюсском форуме, мне кажется, говорит о том, что не нужно анонсировать создание каких-либо структур или внедрение новых документов и так далее.


Всё-таки мы специально подчёркиваем (в названии конференции есть слово Network), что это такое сообщество сообществ, и у него не предполагается каких-то централизованных структур. И наша цель сейчас — познакомиться, прежде всего, и вообще обсудить, каким образом нам лучше взаимодействовать. Жизнь покажет.


Если всё-таки в какой-то момент понадобится какое-то более тесное организационное взаимодействие, значит, тогда мы будем обсуждать, как оно должно выглядеть.


- Будете ли вы публиковать материалы этой конференции в открытом доступе?


- Да, мы, конечно, будем транслировать пленарный день 3 июля в прямом эфире. Кроме того, ребята из молодёжного объединения «Весна» будут вести Twitter-трансляцию. А второй день как раз мы хотели сделать таким, более спокойным, чтобы люди могли без трансляции, без публичности спокойно обсудить какие-то детали, какие-то вопросы. И тогда по итогам воркшопов мы хотим составить профессиональный документ. У нас немало людей есть, которые могут всё это делать, и потом уже использовать его в дальнейшей работе.


- Что нужно сделать человеку из Чехии, из Польши, из Испании, из Великобритании, чтобы стать участником вот этого активизма?


- В первую очередь, надо найти организацию, которая наверняка уже есть в вашей стране. Они сейчас во всех странах уже есть: может быть, неформальные, но так или иначе это легко находится в Facebook или в Google.